Возврат долгов

Проблема возврата банками предоставленных кредитов вызвала рост количества коллекторских агентств, ориентированных на взыскание просроченной дебиторской и иной задолженности, однако большинство таких агентств в своей деятельности используют далеко не законные методы. Полагаем необходимым указать ряд правовых средств, позволяющих заемщикам защититься от незаконных действий коллекторских агентств. Законодательства, непосредственно регулирующего коллекторскую Деятельность, в РФ не существует. Поэтому с коллекторами, как правило, заключается агентский договор на оказание услуг по сбору долгов либо договор уступки права требования (цессии). Согласно п. 1 ст. 382 ГК РФ право (требование), принадлежащее кредитору на основании обязательства, может быть передано им другому лицу сделке (уступка требования) или перейти к другому лицу на основании закона. В ст. 382 указано, что для перехода к другому лицу (в том числе коллекторскому агентству) прав кредитора не требуется согласие должника, если иное не предусмотренo законом или договором. То есть если в договоре содержится условие о запрете. Уступки прав кредитора или налицо основание, предусмотренное п. 2 ст. 388 ГК РФ (когда личность кредитора имеет существенное значение для должника), уступка прав недопустима. Имеет ли существенное значение в кредитном договоре личность кредитора для заемщика в обязательстве по возврату суммы долга?

В данном случае уступку прав требования по обязательствам, вытекающим из кредитного договора, необходимо соотнести с сущностью денежного обязательства, которое не носит личного характера. Уплата кредитору определенной денежной суммы в срок всегда признается надлежащим исполнением денежного обязательства от кого бы она ни исходила. Поэтому когда один банк уступает право требования долга другому банку, цессия не должна противоречить существу кредитного договора. В банковской сфере в кредитном договоре на стороне кредитора обязательно должен быть банк или иная кредитная организация. В связи с этим возникает вопрос о возможности замены кредитора на другого (коллекторскую фирму), не являющегося кредитной организацией. Для отношений, возникающих из кредитного договора, такая замена неправомерна. Кредитор в обязательстве по возврату кредита может быть заменен на другого кредитора, только если новый кредитор — также кредитная организация. В противном случае нужно вести речь о выходе за пределы правоспособности лица (цессионария), не являющегося кредитной организацией, и нарушении условий банковского кредитования. Другими словами, всякая уступка, когда в качестве цессионария выступает не кредитная организация, а коллектор, должна рассматриваться как не соответствующая требованиям закона.

Аналогичной позиции придерживается ВАС РФ (см. Обзор практики применения арбитражными судами положений главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации — Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 30 октября 2007 года № 120), а также другие судебные инстанции (см., например, постановления ФАС Московского округа от 25 марта 2003 года по делу № КГ-А41/1557-03, ФАС Северо-Западного округа от 2 марта 2005 года по делу № А05-2748/04-3).

Цессия в пользу лица, не являющегося кредитной организацией, то есть коллекторской фирмы, противоречит не только существу кредитного договора, но и требованию возвратности денежных средств, предусмотренному ст. 1 Федерального закона от 2 декабря 1990 года № 395-I «О банках и банковской деятельности» (далее — Закон о банках). Указанное требование выступает условием размещения (предоставления) кредитных ресурсов банка. Уступка права требования возврата суммы кредита субъектам небанковской системы, различным юридическим лицам (коллекторам) нарушает нормы действующего законодательства. Так, банк-кредитор, уступив право требования суммы долга организации, выводит из собственного оборота часть денежных средств. Последствия этого очевидны. Во-первых, исполнение обязательств банка по банковским договорам, в которых он выступает должником, становится невозможным из-за отсутствия денежных средств. Во-вторых, нормативы Банка России не выполняются, что чревато рядом негативных последствий, результатом которых в конечном счете станет отзыв лицензии и ликвидация банка.

В силу ст. 1 и 5 Закона о банках исключительное право осуществлять в совокупности операции по привлечению денежных средств физических и юридических лиц во вклады и размещению указанных средств от своего имени на условиях возвратности, платности, срочности принадлежит только банку. Исключительность упомянутого права не допускает передачу банком прав по кредитному договору другому лицу, не являющемуся банком и не имеющему лицензии Банка России на осуществление банковских операций.

В соответствии с п. 1 ст. 385 ГК РФ должник вправе не исполнять обязательства по возврату долга коллекторскому агентству как новому кредитору до момента предоставления ему доказательств перехода требования к этому лицу.

На основании ст. 386 ГК РФ должник вправе выдвигать против требования коллектора возражения, которые он имел против первоначального кредитора, то есть банка, к моменту получения уведомления о переходе прав по обязательству к новому кредитору.

При уступке права требования банком коллектору заемщик утрачивает право защищать свои права потребителя, поскольку с банком — поставщиком услуги его правоотношения прекращаются, а коллектор не является поставщиком услуги по предоставлению кредита. В результате, следуя логике действующего законодательства, на заемщика не будет распространяться Закон РФ от 7 февраля 1992 года № 2300-1 «О защите прав потребителей» (далее — Закон о защите прав потребителей). Таким образом, уступка права требования возврата долга по кредитному договору лицу, не являющемуся кредитной организацией, — коллектору, противоречит не только природе кредитного договора, кредитной операции, но и требованиям закона.

Если к должнику-заемщику коллекторы предъявляют требования на основании договора уступки права требования, необходимо обращаться с исковым заявлением в суд о признании такой уступки ничтожной по перечисленным основаниям.

Довольно остро при взыскании долгов стоит вопрос о распространении персональных данных. Коллекторам требуются не только сведения о суммах долга, но и личные данные неплательщиков. При этом кредиторы и коллекторские фирмы втор­гаются в сферу действия Федерального закона от 27 июля 2006 года № 152-ФЗ «О персональных данных» (далее — Закон о персональных данных), согласно п 1 ст. 3 которого под такими данными понимается информация, относящаяся к определенному или определяемому на основании этой информации физическому лицу, в том числе его фамилия, имя, отчество, дата и место рождения, адрес, семейное, социальное и имущественное положение, образование, профессия, доходы и другие сведения. К другим сведениям могут относиться, например, сведения о составе семьи, номерах лицевых счетов, которые кредиторы передают коллекторским фирмам для взыскания задолженности. Работа с персональными данными клиентов, в том числе их передача посторонним лицам, обязывает кредиторов соблюдать требования Закона о персональных данных. Самое главное — получение согласия лица (ч. 1 ст. 9 Закона о персональных данных), индивидуальная информация о котором попадает к коллекторам. Конечно, следует быть внимательными на стадии заключения договора. Нередко банк включает в договор условие, например, о том, что он имеет право передать данные о заемщике третьим лицам для взыскания задолженности в случае ее просрочки. Согласно ст. 24 Закона о персональных данных на лиц, виновных в нарушении его требований, возлагается гражданская, уголовная, административная, дисциплинарная и иная предусмотренная законодательством РФ ответственность.

При осуществлении коллекторами их деятельности относительно взыскания проблемных долгов нарушается банковская тайна. Действительно, в ст. 5 Закона о банках указано, что «кредитная организация вправе осуществлять иные сделки», но ведь далее следует оговорка: «в соответствии с законодательством Российской Федерации». В данном конкретном контексте необходимо понимать — с соблюдением банковской тайны, поскольку абз. 1 ст. 26 Закона о банках прямо обязывает кредитные организации, Банк России, организацию, осуществляющую функции по обязательному страхованию вкладов, гарантировать тайну об операциях, о счетах и вкладах клиентов и корреспондентов, а также об иных сведениях, устанавливаемых кредитной организацией, если это не противоречит федеральному закону.
В п. 2 ст. 857 ГК РФ установлено, что сведения, составляющие банковскую тайну, могут быть предоставлены только самим клиентам или их представителям, а также представлены в бюро кредитных историй на основаниях и в порядке, которые предусмотрены законом. Согласно п. 3 ст. 857 в случае разглашения банком сведений, составляющих банковскую тайну, клиент, права которого нарушены, вправе потребовать от банка возмещения причиненных убытков.
Статья 26 Закона о банках содержит положение об ответственности за разглашение банковской тайны.

Следовательно, любой заемщик, права требования к которому возникли на осно­вании кредитного договора, в случае уступки банком этих прав требования юридическому лицу, не являющемуся кредитной организацией (коллекторам), может привлечь должностных лиц и работников кредитной организации к ответственности, включая возмещение нанесенного ущерба. Помимо уже названной гражданской ответственности ст. 13.14 КоАП РФ За разглашение информации, доступ к которой ограничен федеральным законом (за исключением случаев, когда разглашение такой информации влечет уголовную ответственность), лицом, получившим доступ к такой информации в связи с исполнением служебных или профессиональных обязанностей, предусмотрен административный штраф.
Уголовный кодекс РФ устанавливает ответственность в ст. 183 «Незаконные получение и разглашение сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну». Административному и уголовному преследованию подлежат как собирание сведений, составляющих, в частности, банковскую тайну (коллекторская деятельность), так и незаконное, то есть не предусмотренное законом, разглашение таких сведений (уступка прав требования по кредитным договорам кредитными организациями в пользу так называемых коллекторов).

Круг сведений, составляющих банковскую тайну, определен законом, и кредитная организация не правомочна по своему усмотрению ни расширить, ни сузить перечень сведений, отнесенных к банковской тайне, и круг лиц, имеющих право получать эти сведения. Когда же банк вносит в кредитные договоры типовое условие о наличии у него права на раскрытие информации по договору третьим лицам для совершения уступки своих требований, он незаконно присваивает себе право в случае необходимости расширить круг лиц, которым может стать доступна информация, составляющая банковскую тайну.

Согласно п. 1 ст. 16 Закона о защите прав потребителей условия договора, ущемляющие права потребителя по сравнению с правилами, установленными законом или иными правовыми актами РФ в области защиты прав потребителей, признаются недействительными.

Если коллекторы мешают вам спокойно жить, например звонят после 23 часов или до 7 часов утра, действуйте смело, защищая свои права на покой и тишину: направьте заявление в милицию о хулиганстве. (Если должник находится в Москве, он имеет право подать жалобу, поскольку Закон г. Москвы от 12 июля 2002 года № 42 «О соблюдении покоя граждан и тишины в ночное время в городе Москве» оберегает его сон в период с 23.00 до 7.00). Если коллектор пришел к вам домой и угрожает, необходимо обращаться в правоохранительные органы.

Коллекторская деятельность считается правомерной, только если она основана на агентском договоре и представляет собой консультационные услуги профессиональных специалистов о правовых методах взыскания задолженности. Причем не на основе персональных данных, а на основе тех документов, которые по закону можно предоставить третьим лицам. Взыскивать какую-либо задолженность правомочен лишь судебный пристав-исполнитель и только на основании решения суда. И точка.